Певчие птицы культурных ландшафтов — ландшафтов, созданных трудом человека | Apus.ru Перейти к основному содержанию

Певчие птицы культурных ландшафтов — ландшафтов, созданных трудом человека


Самым мощным фактором, изменяющим естественные ландшафты, является труд человека. Использование естественных богатств иногда бессистемно и случайно, а при наших социалистических формах хозяйства всегда планово и преднамеренно изменяет характер страны, создает новые типы ландшафтов на месте ранее бывших.

1 Портенко Л. А., Очерк фауны птиц Западного Закарпатья. С^огшик памяти академика П. П. Сушкина. Изд. Академии наук СССР, М.—Л., 1950.

Вырубка лесов, запашки целинных степей, искусственное орошение, осушение болот, прокладка дорог, шоссе и грейдеров, строительство городов и поселков, разведение искусственных лесных массивов и создание насаждений для укрепления песков — все это меняет факторы среды до неузнаваемости.

Изменение целинной степи на культурный ландшафт не отражается сколько-нибудь существенно на представителях певчих птиц. Певчие воробьиные, относящиеся к наиболее совершенным группам класса птиц, обладают в полной мере той экологической пластичностью, которая позволяет животным широко приспосабливаться к изменяющимся условиям среды и распространяться в них. Видовой состав птиц, характерный для степного ландшафта, сохранится без всяких изменений. Жаворонки, овсянки, чеканы, желтые плиски останутся здесь такими же многочисленными. Участки многолетних трав, колхозные посевы, живые изгороди и группы насаженных около полей деревьев привлекут также разнообразных камышевок, серых славок, сорокопутов и других птиц, несвойственных открытой степи.

Древесные насаждения, производимые в целях закрепления подвижных песков в ряде юго-восточных районов нашей страны, создадут удобные места для поселения певчих птиц. Нам приходилось обследовать такого рода посадки—«лесные дачи» Ставропольского края, окруженные полынной степью и выходами сыпучих песков. При приближении к этим «лесным дачам» сразу же бросается в глаза совершенно особая птичья жизнь, ключом бьющая в них. Однообразный состав степных птиц—жаворонков, чеканов, редких черноголовых овсянок сменяется многочисленными, связанными с деревьями и кустарниками, большими синицами, славками, чернолобыми сорокопутами, сорокопутами-жуланами, болотными камышевками, бледными малиновками, полевыми воробьями и мухоловками. Сосновые насаждения в Центральной части нашей страны носят несколько иной характер. Нам приходилось наблюдать жизнь певчих птиц в такого рода лесах 10—50-летнего возраста в Брянской области. Более или менее обширные площади заняты густым сосняком. Отсутствие света в них мешает развитию не только 32 кустарниковой, но и травянистой растительности и не создает благоприятных условий поселения в них птиц. Редкие пары зябликов и серых мухоловок, еще более редкие большие синицы да случайно залетающие сюда дрозды-дерябы — вот, пожалуй, и все певчие птицы этих новых лесов.

Самые большие изменения, однако, в природные ландшафты вносят возникающие среди них селения и города. Многие из них существуют не одну сотню лет, другие возникли в наше время. Некоторые певчие птицы за сотни лет жизни в населенных пунктах полностью приспособились к обитанию у жилья человека и потеряли прямые связи с естественными ландшафтами. Другие птицы, предпочитая селиться вблизи человека, все же обитают и в естественных условиях, третьи, наконец, на наших глазах, вслед за развитием культуры проникают в города и поселки из окружающих лесов и полей.

С певчими птицами городов и сел нам приходится встречаться чаще всего: мы можем наблюдать их, они ближе нам, независимо от нашей специальности и склонности, и поэтому остановимся на этих наших «сожителях» несколько подробнее.

Городов, лишенных птичьего населения (независимо от величины города и его географического местоположения), в нашей стране нет. Даже в таком огромном городе, как Москва, певчих птиц сравнительно много. Нам встречались в Москве на гнездовье садовые горихвостки, серые мухоловки, большие синицы, зяблики, на окраинах города — белые трясогузки и скворцы, к которым надо добавить многочисленных домовых и полевых воробьев, реже городских и деревенских ласточек. Во время осеннего и весеннего перелетов количество видов, понятно, увеличивается. При перечислении видов московских городских птиц мы 'говорили лишь о тех, которые гнездятся внутри городской черты — на бульварах, в скверах, в небольших садах тихих улиц и в самих городских зданиях. В больших садах и парках, окружающих Москву (Сокольническом, Ленинских горах и других) , видов птиц гораздо больше.

В меньших, чем Москва, городах, особенно более южных широт, гнездящихся певчих птиц еще больше и количество их может доходить до 25—30 видов (в городе Орджоникидзе Северо-Осетинской АССР — 26 видов).

Певчих птиц, населяющих города, можно подразделить на три группы. К первой должны быть отнесены те виды, которые без человека и вне человеческих поселений не встречаются. Это специфические птицы города, сравнительно немногочисленные, . утратившие характерные особенности и «привычки» «диких» птиц. К ним следует отнести домовых воробьев, городских и деревенских ласточек и галок. Однако городские ласточки, или воронки, на Кавказе, а особенно в среднеазиатских советских республиках гнездятся и в естественных горных ландшафтах.

Ко второй группе городских певчих птиц относятся виды, вполне приспособившиеся к условиям существования в культурном ландшафте города, преимущественно поселяющиеся в нем, не избегающие близости человека, но гнездящиеся и в естественных ландшафтах. Этих птиц принято называть «преферентами» («спутниками») культуры человека. Из птиц городов к ним относятся скворцы (селящиеся у нас в специально изготовленных для них скворечниках), белые трясогузки, садовые горихвостки, серые мухоловки и полевые воробьи. Эти четыре вида часто устраивают свои гнезда в щелях домов и заборов, под застрехами крыш, под стропилами амбаров и складов. Для Карпат к этим птицам нужно прибавить еще один вид — канареечного вьюрка, птичку, расселяющуюся в настоящее время на восток и дошедшую до советских республик Прибалтики и до Днепра. А. Б. Кистяковский пишет, что канареечный вьюрок — обыкновенная гнездящаяся птица парков и садов сел Закарпатья и больших городов. Он гнездится в Ужгороде, Мухачеве, Туре-Ремете, Рахове, Есене и в других городах. Между населенными пунктами эта птичка встречается редко и особенно часто поселяется в небольших садах, устраивая свои гнезда на посаженных в них елях.

Две первые группы птиц -- специфические городские птицы и «спутники культуры» — являются основным «ядром» городской фауны певчих птиц (понимая термин «городской» в широком смысле слова). Большей частью это широко распространенные формы, и их можно встретить во многих городах СССР, начиная от Вологды и Кирова на севере и кончая Тбилиси и Ереваном на юге. К третьей группе птиц, поселяющихся в наших городах, относятся виды, приуроченные чаще всего к лесному ландшафту. Наши современные города с их зелеными насаждениями, с их бульварами, парками, скверами воспроизводят в миниатюре лесные и парковые ландшафты. Вполне понятно, что певчие птицы легко приспосабливаются к обитанию в созданных человеком новых условиях. Эти птицы не отступают перед человеческой культурой, а напротив, все более и более приспосабливаются к ней. В ходе исторического процесса приспособлений за счет роста количества спутников человека птичье население городов и поселков будет увеличиваться. К певчим птицам этой категории относятся черные дрозды, синицы — большая и лазоревка, сорокопуты-жуланы, садовые и черноголовые славки, щеглы, зеленушки, зяблики, серые мухоловки и многие другие.

Данные, позволяющие уяснить моменты приспособления птиц этой группы к жизни с человеком с самого начала их возникновения мы можем найти, изучая поведение певчих птиц в малонаселенных местностях. Первым шагом приближения к человеку будет использование человеческих сооружений как мест гнездования и поселения вблизи от человека в целях добывания пищи. Приведем некоторые данные наших наблюдений.

Розовые скворцы не являются обычными спутниками человека. Они селятся всегда значительными колониями в естественных щелях и выбоинах отвесных склонов оврагов, крутых обрывов горных утесов и балок. Нам же пришлось наблюдать большие колонии розовых скворцов, гнездящихся в совершенно иной обстановке. В 1926—1927 годы в восточной части прикаспийских степей, степей Ставрополья и Грозненской области отмечалось массовое размножение саранчовых. Оно привлекло к себе массы розовых скворцов, для которых саранча является основной пищей. Объезжая в мае—июне 1927 года степи Ставрополья, мы обнаружили гнезда розовых скворцов в штабелях кизяка и в пирамидах саманных кирпичей, сложенных в шахматном порядке у большинства хуторов и поселков Ачи-Кулакского района Ставропольского края.

Саманные кирпичи, изготовляемые из глины и мелко нарубленной соломы, круто перемешанных, делаются у нас на юго-востоке весной, затем  просушиваются под солнцем в первые летние месяцы и лишь после этого употребляются на постройки. Гнезда скворцов помещались в отверстиях между саманными кирпичами и в щелях между пластами кизяка. Они содержали яйца различной степени насиженности и только что вылупившихся птенцов.

Горихвостки-чернушки, каменные воробьи, альпийские вьюрки, горные овсянки и горные трясогузки -обычные птицы средней и высокогорной полосы Центрального и Восточного Кавказа. Все эти птицы, принадлежащие к различным систематическим группам, обыкновенно устраивают свои гнезда в расщелинах скал, в горных пещерах, под кустиками растущих на обрывах растений. Но в целом ряде случаев в высокогорной зоне Кавказа можно наблюдать перечисленных птиц, гнездящихся также вблизи от человека. Здесь они строят свои гнезда в пустотах, имеющихся в неплотно сложенных и ничем не скрепленных между собой каменных плитах заборов, окружающих сакли и аулы горцев, в стенах сторожевых башен и жилых строений. Птицы селятся около человека, так как около хлевов и загонов для скота много насекомых, а небольшие приусадебные огороды по своим краям густо зарастают крапивой, чертополохом и другими сорняками. На этих растениях всегда много рано созревающих семян.

Особенно интересной горной птицей, проявляющей первые несмелые попытки сближения с человеком, является белозобый дрозд,

Белозобые дрозды — осторожные и робкие птицы. Как было указано выше, они населяют заросли рододендронов и верхнюю границу (колки) березовых лесов субальпийских лугов Кавказа. Весьма близкие по своим систематическим признакам к черным дроздам, но в противоположность последним, все более и более сближающимся с человеком, белозобые дрозды явно предпочитают безлюдную местность. Однако несколько раз нам приходилось наблюдать в высокогорных селениях Грузии и Дагестана, как в период выкармливания птенцов белозобые дрозды регулярно прилетали во дворы крайних домов аулов для поисков там различных насекомых, чаще всего крупных личинок жуков-навозников.

Из приведенных примеров можно сделать следующие выводы: горные овсянки, вьюрки, каменные воробьи и другие певчие птицы постепенно становятся для культурных горных ландшафтов такими преферентами культуры, какими являются в негорных условиях ранее отмеченные птицы.

Белозобые дрозды проявляют слабые попытки приблизиться к человеку. Через ряд поколений эти птицы, вероятно, приобретут качества своих черных сородичей, превратясь в более обычных обитателей культурных ландшафтов высокогорных человеческих поселений Кавказа.

Пример розовых скворцов и белозобых дроздов с полной убедительностью свидетельствует о наличии высокой экологической пластичности у певчих воробьиных птиц, легко приспособляющихся к новым и совершенно необычным для них условиям существования.

Состав птичьего населения любого ландшафта, как и любых организмов, населяющих этот ландшафт, никогда не находится в состоянии неподвижности или какого бы то ни было равновесия, всегда изменяясь и количественно и качественно. Эта непрерывная динамика птичьего населения особенно заметна при изучении фауны культурного ландшафта, в частности фауны городов. На наших глазах советские города растут и изменяют свой облик. В них появляются сады и парки, вокруг разрастаются зеленые насаждения. Одновременно с этим создаются новые условия существования птиц.

Птичье население городов в наших советских условиях, как правило, за очень немногими исключениями, имеет тенденцию к увеличению. Известный факт—уменьшение количества домовых воробьев в городах вслед за развитием механизированного транспорта — объясняется невозможностью для воробьев питаться непереваренными зернами, раньше собираемыми птицами в экскрементах лошадей. Этот факт, однако, не имеет абсолютного значения. Домовые воробьи, численно сократившиеся за последние годы в крупных городах нашей страны, за этот же период времени населили и населяют все новые и новые поселки, возникающие на ранее необжитых местах — Крайнем Севере, по течению Печоры, в полупустынных районах юго-востока РСФСР и так далее.

Следовательно, общее количество воробьев, живущих в СССР, все время находится в движении, и колебания их численности в сумме (но не в отдельных случаях), видимо, имеют тот же поступательный характер.

Нам пришлось довольно подробно изучить качественный, а отчасти и количественный состав птичьего населения города Орджоникидзе Северо-Осетинской АССР. Наблюдения производились в течение десятков лет и дали очень показательные результаты.

Кратко приведем некоторые данные, касающиеся только группы певчих птиц, и вытекающие из этих данных заключения.

За период с 1917 по 1920 годы общее количество видов певчих птиц, гнездящихся в черте города Орджоникидзе, было равно 26. В 1929—1932 годах эта цифра снизилась до 18.

Наконец, данные за 1946—1948 годы снова показывают повышение количества гнездящихся видов, почти достигшее цифры 1920 года — 24 вида.

Чем же может быть объяснено такое колебание количества гнездящихся видов в условиях одного и того же городского культурного ландшафта? При тщательном анализе выяснилось, что число птиц, характерных для города - домовых воробьев (для Орджоникидзе и полевых), ласточек городских и деревенских осталось почти без изменения. Однако в городе перестали гнездиться сорокопуты-жуланы, чечевицы, черные дрозды, крапивники, лесные завирушки, серые славки и болотные камышовки.

Целый ряд видов уменьшился также и по количеству гнездящихся пар, а именно - зеленушки, щеглы, зяблики, синицы, черноголовые славки и другие.

Основной причиной этого исчезновения и количественного уменьшения, гнездящихся в Орджоникидзе певчих птиц явилось изменение облика города. Период гражданской войны, хозяйственная разруха во время ее и период, непосредственно следовавший за ней, повлек за собой уничтожение «на дрова» и в стратегических целях защитных насаждений (деревья и кустарники) в садах (часто и самих садов) и в парках города. Совершенно были обнажены от кустарников и старых дуплистых деревьев находящиеся в городской черте кладбища, дававшие приют многочисленным птицам. Трудность восстановления «зеленого» хозяйства, требующего для своего развития нескольких лет, невозможность найти подходящие места для гнездовий не позволила всем перечисленным видам птиц продолжать обитать в городе. И, напротив, птицы, типичные для городов и селений, не будучи связанными с древесной и кустарниковой растительностью, а строящие гнезда на зданиях и под крышами домов, от изменения «облика города» не пострадали.

Факт нового подъема количества птиц к 1946—1948 годам полностью подтверждает наши выводы. Забота о «зеленом» хозяйстве города явилась одной из самых первоочередных забот советского городского хозяйства. Благодаря этому количество зеленых насаждений в Орджоникидзе не только восстановилось, но и превысило количество дореволюционного периода. 'Выросшие за два девятилетия деревья снова дали возможность певчим птицам селиться в городе, что мы и видим из цифр 1946 -1948 годов.

К видам, не возвратившимся в город после вынужденного «ухода» из него, относятся три: чечевица, лесная завирушка и крапивник. Эти птицы, обычно, строят свои гнезда в колючих и других кустарниках, т. е. как раз в такого рода насаждениях, которые в Орджоникидзе восстановлены не были. По сравнению с 1917— 1920 годами в 1929—1932 годы и в 1946—1948 годы было также констатировано появление одного «нового» вида— горных трясогузок.

Уничтожение древесной и кустарниковой растительности не являлось единственной причиной уменьшения птиц в городе Орджоникидзе, но, нам думается, было одной из главных.

Динамическое состояние популяций птиц одного вида и совокупности видов, населяющих ландшафт, можно проследить и в любых других условиях, но наблюдения в городе, где эта динамика выражается более наглядно, особенно удобны.

Значение певчих птиц, в природе и в хозяйстве человека.

Певчие птицы, занимающие, как видно из предыдущего изложения, значительное место и в естественных и в культурных ландшафтах, не являются в них только • «свидетелями» (сказать о птицах «немыми» никак нельзя!) происходящих процессов, но активно участвуют в них.

Значению птиц в природе, а, следовательно, и в лесном и сельском хозяйствах, связанных неразрывными узами с природой, уделялось и уделяется много внимания. В настоящее время, особенно в результате ряда экспериментальных работ советских орнитологов-мичуринцев, о значении птиц можно говорить не только на основании умозрительных заключений, но на почве строго проверенного экспериментального, цифрового, фактического материала.

В этом вопросе, как и во всяком явлении, вытекающем из деятельности организмов, всегда надо исходить из определенных конкретных данных, относящихся не только к определенному виду птицы, но и к тем условиям существования данного вида, в которых он находится в определенном месте и в определенное время. Один и тот же вид певчих птиц может быть в известных условиях исключительно полезен, в других —относительно вреден.

А. Б. Кистяковский, исследовавший много желудков больших синиц и синиц-лазоревок, пишет: «Лазоревки и большая синица, несомненно, весьма полезные птицы. Основную пищу их составляют жуки и клопы, к которым относится целый ряд вредителей. Остатков культурных растений в желудках не обнаружено вовсе» '.

К. Н. Благоеклонов дает длинный ряд примеров той колоссальной работы, которую проделывают «для человека» насекомоядные птицы, питающиеся, в основном, вредителями сельского и лесного хозяйства. Например, один желтоголовый королек уничтожает в год от 8 до 10 миллионов мелких насекомых. Одна ласточка за лето ловит от 500 тысяч до 1 миллиона штук мушек, комаров и тлей.

1 Кистяковский А. Б., Птицы садов низовья Кубани. Труды по защите растений. Серия IV, вып. 2, Л., 1932.

В байрачных дубравах Ростовской области (Калитвинский лесхоз) привлеченные птицы полностью ликвидировали очаги пилильщиков. В результате привлечения птиц в Подчерковском колхозе (Дмитровский район Московской области) в саду колхоза «не приходилось специально снимать гнезда боярышниц или златогузок, вести борьбу с медяницами и шелкопрядами, так как все это делали птицы»1.

В. И. Осмоловская и А. Н. Формозов 2, дающие наиболее полную сводку значения птиц как истребителей вредителей леса, сообщают ряд проверенных фактов, характеризующих это значение. Основной пищей зябликов, например (не исключительно насекомоядных птиц), с мая по август являются мелкие жуки (80% всех поедаемых ими насекомых), из которых 66%' приходится на долю вредных видов.

По наблюдениям над питанием птенцов иволги в Камышинском лесном питомнике в июне 1949 года оказалось, что 97,5% поедаемой птицами пищи падает на долю вредных насекомых (гусениц бабочек, мелких жуков, взрослых прямокрылых) и только 2,5% пищи составляют ягоды (вишня).

Ограничиваясь указанием этих данных, приводимых в литературе, посвященной вопросу о значении птиц (подробнее см. указанные выше сводки К.Н. Благосклонова, А. Н. Формозова и других), приведем некоторые материалы из наших наблюдений.

Летом 1921 года при массовом размножении мышевидных грызунов, охватившем огромную площадь почти всего юго-востока РСФСР, общественные полевки и другие мелкие грызуны являлись основной пищей грачей, вскармливающих в июне—июле своих птенцов. Птицы стаями летали от своих гнездовий к ближайшим колониям грызунов и деятельно охотились за зверьками, подстерегая и хватая полевок, выбегавших из нор. В зобу и пищеводе одного грача нами было обнаружено одновременно четыре полувзрослых полевки. При размножении хлебного жука-кузьки на посевах хлебных культур в Ставропольском крае почти на исключительное питание этим вредителем переходят те же грачи, жаворонки, чернолобые сорокопуты и жуланы.

1 Благосклонов К. Н., Охрана и привлечение птиц, полезных в сельском хозяйстве. Учпедгиз, М., 1949. 2 Формозов А. Н., Осмоловская В. И., Благосклонов К. Н., Птицы и вредители леса. АТОИП, М., 1950.

При вспышках массового размножения саранчовых, особенно перелетной саранчи и прусика (итальянской саранчи) птицы, обитающие в районах, охваченных саранчой, полностью переключаются на питание ею и на вскармливание саранчуками своих птенцов. Из певчих воробьиных, поедавших саранчу, отмечены жаворонки (всех видов), полевые коньки, домовые и полевые воробьи, чеканы-каменки, желтые плиски и ряд других.

Однако, бесспорно, первое место как основному врагу и истребителю саранчи принадлежит розовому скворцу. Из сказанного не следует делать заключения, что певчие воробьиные птицы всегда и везде только полезны.

Отнюдь нет. В целом ряде случаен их деятельность может принимать характер отрицательный для хозяйства человека.

Так например, скворцы, дрозды, дубоносы и другие певчие птицы могут вредить ягодникам и плодовым садам, поедая ягоды и фрукты. Славки, пеночки и другие мелкие, преимущественно насекомоядные, птицы на остановках во время осеннего перелета охотно клюют в фруктовых садах нашего юга поспевающие, сладкие плоды груши и виноград, чем вызывают их загнивание и порчу.

Подведем итоги сказанному о пользе и вреде певчих птиц.

Профессор Г. П. Дементьев совершенно справедливо замечает, что в вопросе о хозяйственном значении птиц всегда нужно исходить из определенных условий места и времени. Этот вопрос должен рассматриваться на основе тщательного изучения жизни, поведения и пищевого режима птиц в тех или иных условиях. Охрана и привлечение птиц должны строиться на строго научных основах и идти рука об руку с изучением их биологии. Основываясь на тех многочисленных данных, которые имеются в нашей советской орнитологической литературе о пользе и вреде птиц, мы должны вывести заключение, что в условиях Европейской части СССР певчие птицы, почти без исключения, полезны для лесного и сельского хозяйства. Польза певчих птиц особенно заметна и ощутима в лесных насаждениях, и отсюда наша задача всячески оберегать и охранять их. Незначительный вред, приносимый певчими птицами в некоторых случаях и в редкие периоды своей жизни (указанные случаи порчи ягод, фруктов и винограда, истребление семян культурных растений) с лихвой окупается — в наших условиях — пользой, приносимой теми же видами в другие периоды своей жизни. Даже преимущественно растительноядные птицы, питающиеся зернами и семенами растений, всегда приносят больше пользы, чем вреда, что легко устанавливается анализом содержимого желудков этих птиц. В громадном большинстве случаев зерноядные птицы поедают семена сорняков и дикорастущих злаков; гораздо реже птицы питаются семенами культурных растений.

Несомненная польза, приносимая преимущественн® насекомоядными птицами лесам и сельскохозяйственным посевам, очевидна. Анализы содержимого желудков показывают, что особенно в случаях массового 'размножения каких-либо вредителей (чаще лесных) насекомоядные птицы полностью (приближаясь к 100%) пepeходят на питание ими. Это вполне понятно: огромное количество насекомых, появляющихся в очагах размножения, не требует для птиц затрат времени и труда на добывание и поиски пищи, и птицы успевают собрать за короткий промежуток времени вполне достаточное количество насекомых, чтобы насытиться. Мы наблюдали, как при большом количестве гусениц бабочки боярышницы, повреждавших дикорастущие деревья алычи и кусты терновников в зоне горной каменистой степи у селения Чми (Военно-Грузинская дорога, Северная Осетия), ими питались пестрые каменные дрозды, горихвостки, чернушки и чеканы- каменки. Здесь на незначительной площади мы встретили до трех десятков каменных дроздов — птиц, в обычных условиях держащихся далеко друг от друга парами или выводками.

К сказанному необходимо добавить, что в населении животных естественных и культурных ландшафтов птицы являются необходимым элементом.

Редко наблюдаемое отсутствие птиц где-либо в условиях, в которых они обычно встречаются, должно обязательно повлечь за собой изменение ландшафта и повлиять на другие его компоненты, в частности, на растения.

Подобного рода исключительный случай — отсутствие птиц был отмечен нами для искусственных лесных посадок в Карагандинской области.