Введение | Apus.ru Перейти к основному содержанию

Введение

Характерные особенности певчих птиц. Пение.


Биологические группы певчих птиц 'Все певчие птицы согласно зоологической классификации относятся к отряду воробьиных (или воробьинообразных) птиц, образуя в нем подотряд певчих, или «разноголосых».

Одной из самых замечательных особенностей этой весьма большой группы современных птиц (к певчим воробьиным принадлежит около 50% всех птиц, обитающих на земле) является, следовательно, их способность к пению, послужившая основанием для наименования представителей этого отряда. Нужно оговориться, однако, что не все «певчие» птицы обладают одинаковой способностью к пению. Трудно, например, считать пением весеннее карканье грача или скрипучую песенку дубоноса. С другой стороны, многие птицы, не относящиеся к певчим, умеют петь: таково, например, гармоничное сочетание разнотонных свистов, производимых токующим куличком-зуйком, когда он большими кругами летает весной вокруг сидящей где-нибудь среди галечника реки своей самки. Пением является также и разнообразный щебет волнистых попугайчиков. В то же время ни куличок-зуек, ни попугайчики, как известно, не относятся к певчим птицам, а грач и дубонос — певчие птицы. Способностью издавать те или иные звуки, за очень малым исключением, обладают все птицы, но разнообразно издаваемых звуков, их гармоничность, сочетание отдельных звуков в трели и своеобразные гаммы, в основном, присуще певчим птицам.

Нижняя гортань как орган, издающий звуки, среди позвоночных животных развит только у птиц.

В ее образовании участвуют нижние кольца трахеи и верхние кольца бронхов.

Трахея птиц, переходя в бронхи, образует особые тонкостенные мешки. Внутри этих мешков находятся эластичные утолщения, выступы и голосовые перепонки. «В целом голосовой аппарат птиц оказывается построенным по типу язычковой (органной) трубы,... роль нагнетающих воздух мехов играют легкие и воздушные мешки, роль колеблющихся язычков — голосовые перепонки, а роль резонирующей трубы и раструба играют трахея и ротовая полость. Подобно органной трубе, и в этом аппарате сила вдуваемого воздуха, напряженность перепонок, ширина и длина трахеи видоизменяют звук, его интенсивность и тембр... Пневматические полости в окружающих костях при этом действуют так же, как резонаторы» '.

1 Шульпин Л. М., Орнитология. Изд. Ленинградского государственного университета, Л., 1940.

Весьма значительная роль в усилении и «механизации» издаваемых звуков в процессе пения принадлежит воздушным мешкам. Летящая птица опусканием крыльев без затраты дополнительной энергии с силой проталкивает воздух через легкие, бронхи, трахею...

Чтобы убедиться в этом, достаточно прослушать песню жаворонков (полевого и лесного — юлы), издаваемую этими птицами в воздухе и на земле. Песня юлы, поющего в воздухе, слышна на расстоянии до трех километров, песня того же юлы, поющего на земле, во много раз тише. Сказанное относится и к пению полевого жаворонка.

К нижней гортани у певчих воробьиных прикрепляются семь пар мышц, сокращением или растяжением которых регулируются звуки, вызываемые вибрацией голосовых перепонок при прохождении воздуха через гортань.

«Семь пар гортанных мышц певчих воробьиных действуют независимо одна от другой и дают возможность издавать весьма разнообразные звуки путем регулирования положения, выступов, перепонок, отчасти длины звукопроизводящего аппарата... Высота звука зависит, как известно, от числа звуковых колебаний в течение определенного периода, а сила звука — от амплитуды движения частиц воздуха. Эти положения относительно голосового аппарата птиц доказаны экспериментально».

Строение голосового аппарата у самцов и самок певчих птиц одинаково, но голосовые мышцы нижней гортани самцов всегда сильнее и больше, чем у самок, этим и объясняется способность к пению главным образом самцов 2.

Пение певчих птиц в одно и то же время является и врожденной, унаследованной от предков способностью, и способностью, развивающейся индивидуальным путем, «путем учения, подражания и опыта». Пение птиц, таким образом, есть сочетание условных и безусловных рефлексов. Певчие птицы, находящиеся в естественных условиях,

1 Дементьев Г. П., Руководство по зоологии, т. VI. Позво-ючные. Птицы. Изд. Академии наук СССР, М.—Л., 1940.

Об этом см. в главе, описывающей отдельные виды наших поют больше всего в весенние и ранние летние месяцы, то есть в период, непосредственно предшествующий гнездостроению и высиживанию птенцов, и во время этого процесса. В это время года у птиц развиваются половые гонады, и пение обусловливается, в известной мере, гор- мональной деятельностью половых желез. Необходимо, однако, отметить, что некоторые птицы, чаще молодые, выведенные в текущем году, но иногда и взрослые, выводившие в данном году птенцов, поют в осенние, а порою и в зимние месяцы, когда до постройки гнезд и откладки яиц остается еще несколько месяцев и гонады находятся в неразвитом состоянии.

Много раз задавался вопрос «о чем» поют птицы? Ответить на него чрезвычайно просто — ни о чем...

«Птичий язык»' знают и понимают люди только в сказках. Пожалуй, к пению птиц наиболее применимо выражение: «от избытка сердца глаголют уста» (с поправкой, - - «не уста», а голосовые связки нижней гортани). Пение птиц является выражением той избыточной энергии, которая накапливается в организме, выходом этой энергии, превращением ее в динамическое состояние, особенно проявляющееся весной в период размножения. Биологически, как это и делает профессор Г. П. Дементьев в своей известной книге, цитировавшейся нами выше, пение может быть (на наш взгляд, лишь отчасти) объяснено необходимостью подавать «сигналы», указывающие «сопернику», что гнездовый участок уже занят. Призыв к спариванию у певчих птиц резко отличен от настоящего пения и обычно проще по мелодии и слабее по силе звука.

Это значение пения объясняет и то обстоятельство, что «самцы начинают петь до наступления полного развития подовых желез, поскольку гнездовый участок должен быть занят и закреплен до начала спаривания и кладки яиц»'.

Узнать «птичий язык» невозможно ни при каких условиях по той простой причине, что его нет. Как совершенно справедливо говорит О. Хейнрот, «язык птиц не следует... понимать в нашем, человеческом смысле слова, так как мы, люди, обладаем способностью научаться речи, но сама речь нам не врожденна, жизненные же проявления птиц, за немногими исключениями, неизменяемы и наследуемы. Они соответствуют, примерно, нашему плачу, смеху или крику от боли».

О. Хейнрот, Из жизни птиц, стр. 140. ИЛ, М., 1947.


Мы говорим, что это объяснение мы принимаем лишь отчасти, так как целый ряд фактов свидетельствует о пении птиц тогда, когда этот процесс при всем желании не может быть связан ни с занятием гнездового участка, ни с необходимостью охраны его от «соперников». В условиях неволи у певчих птиц, как правило, инстинкт воспроизведения потомства подавлен, половая деятельность (как взаимоотношения разных полов) находится в угнетенном состоянии, в клетках «гнездовых территорий» нет (особенно при содержании нескольких мелких птиц в садках и вольерах), а между тем они поют полным голосом, обыкновенно чаще и больше, и начинают петь в более ранние сроки, чем на свободе...

Предполагать, поэтому, что птицы своим пением «по-своему» выражают что-то, является абсолютной бессмыслицей.

Птица поет не потому, что она хочет что-то «сказать и выразить» звуками своей песни, а потому, что она «не может не петь». Энергия организма — результат обмена веществ, происходящего в нем, связанная с цикличностью природы, подтверждая закон единства организма и условий его существования, в периоды ускорения жизненных процессов, в частности, весной — требует своего выхода. Этот «выход энергии» и выражается песней птицы. Этим объясняется, например, на первый взгляд, такой парадоксальный факт, как пение «полным» голосом соловья : черноголовой славки — птичек очень робких и с трудом привыкающих к неволе, на третий-четвертый день поимки. Птичка угнетена, у нее подвязаны крылышки, она засажена в маленькую, полутемную клетку, ее чувства подавлены, ни о какой «защите гнездо-то участка», конечно, не может быть и речи но... она начинает петь!..

Доказательством того, что весеннее пение птиц есть- выход энергии» , что «весной птица не может не

Птшш И™еНдТЬев Г' П" рУковоДСтво по зоологии. Позвоночные. Ш. Изд. Академии наук СССР, т. VI, М.—Л., 1940.

петь», по указанию проф. А. Н. Формозова, является также и то обстоятельство, что многие птицы весной при сильном испуге или при появлении врага около гнезда от возбуждения начинают внезапно петь (крапивник, зарянка, соловей), а дятлы барабанят по дереву. Это господствующая реакция птиц в брачный период на самые различные раздражения.

В том, что песня птицы не выражает никаких «чувств» птицы, легко убедиться на следующем. Послушайте внимательно одновременное пение десятка самцов канареек, помещенных в одной комнате, и вы должны будете признать, что каждая птица поет свою собственную песню, она не слушает остальных, и гомон, производимый общим хором, «не сбивает» ни одного звука. То же самое можно услышать и при одновременном пении птиц разных видов, находящихся в одной вольере. Все они поют, независимо друг от друга.

Пение певчих птиц является и видовым и индивидуальным свойством. Особи (индивиды), принадлежащие к одному и тому же виду, поют, примерно, одинаково, и эта «одинаковость» песни является видовой особенностью. Одновременно с этим двух абсолютно тождественно поющих птиц не бывает (за исключением «наученных» петь под органчик домашних канареек).

В пении каждого индивида всегда есть звуки, свойственные только ему и приобретенные им в течение его индивидуальной жизни. Пение птиц, являясь одновременно и унаследованным и благоприобретенным качеством, в большой мере зависит от подражательной способности птиц, свойственной большинству видов. Эта подражательность может выражаться «в пересмешничестве», когда птица в свою песнь вставляет строфы и трели, заимствованные из песен других видов, или в воспроизведении более сложной и полной песни птиц того же вида.

Этим объясняется известное всем любителям птиц лучшее качество пения «старых», то есть двух- и трехгодовалых птиц, по сравнению с выведшимися в данном году сеголетками. Тем же объясняется наличие особенно хороших певцов в отдельных районах, то есть птиц, принадлежащих к определенной популяции, в которой, очевидно, было известное количество весьма выдающихся певцов, например известных в литературе «курских» соловьев.

Как показали наши наблюдения, у некоторых птиц, например у певчих и черных дроздов, способность к пению «полных» и звучных песен развивается лишь на втором году жизни. Звуки, издаваемые птицей в песне, в связи с уже отмеченными особенностями строения голосового аппарата не могут точно воспроизводиться звуками человеческой речи и выражающими их буквами. Все изображения голоса птиц, помещаемые в книгах о пении птиц, всегда более, чем неудачны. Запись птичьих песен при помощи нот, исполнение песен на музыкальных инструментах иногда (но опять-таки редко) могут более или менее удачно воспроизводить их, приближаясь к действительности так, например, точно воспроизводит звуки, издаваемые иволгой, флейта, призывные звуки чижей -скрипка, свист чечевицы — свисток, отдельные трели большой синицы и синицы-московки — «пищик», употребляемый охотниками для подманивания рябчиков, и так далее. Однако, так как другими средствами, кроме буквенного выражения звуков, мы не обладаем, нам придется в дальнейшем изредка прибегать к нему.

Певчие птицы Европейской части нашей Родины, если не принимать во внимание семейства в сущности (за малым исключением) непоющих врановых, все относятся к мелким или средней величины птицам. Самыми миниатюрными из них являются желтоголовые и красноголовые корольки и долгохвостые синицы, самыми крупными — дрозды, а из последних — дрозд-деряба.

Довольно распространенное среди широкой публики. Сейчас наша техника располагает могучим средством для записи и воспроизведения пения птиц и даже целого птичьего хора, и, в частности, целый ряд кинофильмов «озвучен» записями, сделанными в природе (например фильм «Смелые люди», где очень хорошо записана песнь жаворонков). Такие записи песен птиц, воспроизведенные на патефонных пластинках, можно использовать для преподавания биологии в школах и вузах. Прекрасный орнитолог А.Н. Промптов при своих работах пользовался грамзаписями птичьих песен.

И мнение, что особенно хорошо поющие птицы бывают окрашены в скромные — серые, коричневые и бурые — тона, а ярко и пестро окрашенные птицы относятся к плохим певцам — неверно. Звучность и красота песни зависит не от окраски оперения певца и не обусловливается ею, а находится в зависимости от принадлежности того или иного вида птиц к более высоким систематическим категориям, является следствием длительного исторического процесса эволюционного развития. Сходные звуки, издаваемые птицами, принадлежащими к близким генетическим формам (как сходственные между собой призывные крики домашних канареек, корольковых и канареечных вьюрков), свидетельствуют, таким образом, так же, как и другие морфологические и анатомические признаки и физиологические особенности, о родственных отношениях между ними и происхождении от общих предков.

В популярной литературе принято делить наших певчих птиц по их питанию на три основные группы — зерноядных, насекомоядных и разноядных птиц. Это деление может быть принято лишь с весьма существенной оговоркой. Для большинства птиц первых двух групп (зерноядных и насекомоядных) к этому наименованию необходимо прибавлять слово — преимущественно. Вот примеры: преимущественно насекомоядные птицы— соловей, славки, зарянки и так далее — охотно питаются некоторыми ягодами, а в условиях неволи даже давленой коноплей. Кавказские краснобрюхие горихвостки — насекомоядные птицы, зимуя в долинах горных рек, переходят на питание почти исключительно ягодами кустарника облепихи. Преимущественно зерноядные птицы — воробьи, щеглы, зяблики — весной, после распускания листвы на деревьях и зацветания их, питаются главным образом насекомыми. В основном насекомыми же вскармливают эти птицы своих птенцов.

Безграничные пространства нашей Родины, протянувшиеся в меридиональном направлении от ледяных просторов Арктики до вечнозеленой растительности Советских субтропиков, населены многими видами певчих птиц, связанных в условиях своего существования и с различными климатическими поясами, и с целым рядом географических ландшафтов. Некоторые виды птиц имеют очень широкие ареалы обитания ', иногда занимающие целые материки, другие приурочены только к определенным климатическим поясам и к определенным ландшафтам.

В зависимости от факторов среды, определяющих условия существования птиц, различные виды их приспосабливаются к сезонным изменениям условий по-разному. Это различие приспособлений вызывает необходимость разделения птиц на отдельные группы.

Профессор С. С. Туров в своей книге «Жизнь птиц» говорит: «В зависимости от того, как и где птицы проводят зиму и гнездятся, их можно разделить на оседлых и перелетных. Оседлыми мы называем таких птиц, которые проводят и зиму и лето примерно в одном и том же месте. Из оседлых птиц можно назвать глухаря, рябчика, тетерева, дятлов, синиц, поползней и других.

Перелетными называют таких птиц, которые регулярно оставляют места своих гнездовий и улетают на определенные места зимовок. Среди перелетных птиц, в свою очередь, можно наметить две группы: гнездящиеся птицы — это те, что гнездятся у нас, прилетая к нам весной и улетая к осени, и пролетные птицы — те, которые на пути к своим гнездовьям появляются у нас на тот или иной период времени.

Помимо этих категорий птиц, можно еще наметить зимующих, то есть тех, что прилетают к нам в среднюю полосу из районов, расположенных далеко на севере; мы имеем в виду обитателей тундры, появляющихся зимой в ноябре и декабре. В это время по дорогам можно видеть стайки лапландских подорожников...

...Кроме перелетных существуют еще «кочующие» птицы, которые зимуют в ближайших, подходящих для них районах».

Соглашаясь с этим подразделением в целом, нужно сказать, что классификация птиц на группы оседлых,

1 Ареал — территория, занятая каким-нибудь видом. Туров С. С., Жизнь птиц. МОИП, М„ 1950.

перелетных и так далее, как и всякое разделение на категории животных по их биологическим особенностям и по отношению к условиям существования на определенные группы, всегда несколько искусственно и нуждается в известных оговорках.

Один и тот же вид певчих птиц может быть для различных районов и зон СССР, при его громадной протяженности с севера на юг, в одних случаях — оседлым, в других — перелетным, в-третьих — гнездящимся, в-четвертых, наконец, кочующим и, таким образом, для СССР в целом не будет ни одним, ни другим, ни третьим, ни четвертым (конечно, это относится не ко всем видам: ласточки, например, для всего СССР -- перелетные птицы).

Иллюстрацией этого могут быть следующие примеры: дрозды-дерябы в Центральной части СССР — перелетные птицы, для лесной полосы предгорий Северного Кавказа — оседлые; серые вороны для большой части территории СССР частично -- оседлые птицы, но для Северного и Центрального Казахстана — перелетные, а для Карело-Финской ССР — кочующие; хохлатые жаворонки для районов СССР с глубиной снежного покрова зимой до 20 см —• оседлые птицы, с более глубоким снежным покровом — кочующие и перелетные, и так далее.

Из сказанного следует, что отнесение певчих птиц к какой-нибудь из указанных категорий должно производиться всегда конкретно, применительно к определенной ландшафтной зоне.